ТАМ СРЕДЬ СТВОЛОВ ЕЩЁ СВЕТЛЕЕ


 

                                                                    ТАМ СРЕДЬ СТВОЛОВ ЕЩЁ СВЕТЛЕЕ

 

    Да, там в июне так светло – в Комарово, среди корабельных тянущихся к небу сосен Светло, светло, ещё светлее… Чем где? Где нет белых ночей, где нет поэзии.
   

Здесь все меня переживет,
Все, даже ветхие скворешни
И этот воздух, воздух вешний,
Морской свершивший перелет.

И голос вечности зовет
С неодолимостью нездешней,
И над цветущею черешней
Сиянье легкий месяц льет.

И кажется такой нетрудной,
Белея в чаще изумрудной,
Дорога не скажу куда...

Там средь стволов еще светлее,
И всех похоже на аллею
У царскосельского пруда.
 
    «Приморский сонет» был написан Анной Ахматовой в июне 1958 года в Комарово. Там жила она в весенне-летнее время последнего десятилетия своей жизни в маленьком зелёном домике, прозванным её Будкой…
    В начале века 21-го «Будка» стояла обветшавшая под комаровскими соснами,  но в Комарово случилось приехать Александру Жукову. Он принял близко к сердцу судьбу этого домика, хранящего память о великой своей жительнице. Профессор и бард Жуков помог отремонтировать «Будку» и решил устраивать возле неё в день рождения Ахматовой литературно-музыкальные  концерты, посвящённые творчеству Анны Андреевны. В этом благородном деле ему взялись помогать писатели, поэты, деятели культуры Санкт-Петербурга

и  Москвы. Очень обрадовало это начинание и жителей Комарово.
   Традиция эта насчитывает уже несколько лет. За это время в Ахматовских концертах в Комаров приняли участие Белла Ахмадулина, Борис Мессерер, Александр Городницкий, Юлий Ким, Юрий Кублановский, Василий Аксёнов,  Анатолий Найман, Александр Жуков, Игорь Хомич, Валерий Попов, Павел Крючков, капелла «Дедукс»…
   В этом году праздник состоялся в субботу 25 июня. На глазах у зрителей возле «Будки» под соснами выросла сцена, появились микрофоны и началось литературно-музыкльное действо,  в котором приняли участие писатели Валерий Попов и Анатолий Найман, критик Павел Крючков, бард Александр Жуков и струнный квартет, состоящий из молодых питерских музыкантов. Их присутствие было удивительнейшим сюрпризом для всех пришедших в тот вечер к домику Ахматовой. Ведь много лет тому назад, в 1965 году к Ахматовой в Комарово приезжали молодые музыканты и играли для неё прекрасную, любимую ею музыку – «Четвёртый струнный квартет» Шостаковича. Вот рассказ участника этой знаменательной поездки  Соломона Волкова из книги «История культуры Санкт-Петербурга»: 
      
      "16 мая 1965 года группа молодых музыкантов, составлявших струнный квартет, со своими инструментами в футлярах и складными пультами ехала в холодной и неуютной пригородной электричке из Ленинграда на северный берег Финского залива. День был воскресный, и они направлялись в гости к поэту Анне Ахматовой, начиная с весны проводившей свои дни в дачном поселке Комарове, бывшем Келомякки, в 40 с лишним километрах от Ленинграда.
Мне был 21 год, и я был руководителем этого ансамбля, состоявшего из студентов Ленинградской консерватории. Многие стихи Ахматовой, считая ее, как и большинство других любителей литературы, величайшим из живущих тогда русских поэтов, я знал наизусть с юности, и мне давно хотелось каким-то образом выразить ей свое восхищение и глубокое преклонение. В конце концов, узнав телефон Ахматовой, я набрался храбрости и позвонил ей, представившись и предложив исполнить для нее музыку по ее выбору. Она, подумав, назвала имя Шостаковича, что было для нас большой удачей и радостью, потому что недавно мы, первыми из ленинградских ансамблей, разучили один из новейших квартетов Шостаковича, номер девятый, и сыграли его на фестивале Шостаковича в Ленинграде, где присутствовал автор.
Это получасовое сочинение, еще даже и не изданное, мы и исполнили Ахматовой на ее маленькой, выкрашенной в зеленый цвет комаровской даче, которую сама она называла Будкой. Это было, наверное, самое необычное концертное выступление в моей жизни – для аудитории в единственном лице 75-летней седовласой гранд-дамы в черном японском кимоно поверх парадного розового платья, величаво и покойно сидевшей в глубоком кресле, полузакрыв глаза. Она, казалось, впитывала в себя скорбь, отрешенность и трагическую интенсивность музыки Шостаковича, столь созвучной ее собственной поздней поэзии. Драматичные судьбы Ахматовой и Шостаковича, тесно связанные с Петербургом, не раз пересекались, их обоих не раз осуждали советские власти, они обращались друг к другу в своих произведениях, и на книге своих стихов, подаренной композитору, Ахматова написала: «Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу, в чью эпоху я живу на земле».
Пока мы играли, нервная балтийская погода (вероятно, в унисон с музыкой) совсем распсиховалась: жуткий ветер сменился градом, а затем и снегом. Но когда мы кончили, сияло солнце. Мы с Ахматовой вышли на крыльцо. После некоторого молчания Ахматова сказала: «Я только боялась, что это когда-нибудь кончится». Для меня эти слова прозвучали высшим комплиментом. Оробевшие товарищи мои тоже приободрились. И тут природа – быть может, продолжая свое соревнование с музыкой, – попробовала доказать, что последнее слово, если она того захочет, всегда останется за ней: над покрытым свежим белым снегом Комаровом взошла фантастическая, ослепительно яркая радуга.
Любуясь этой радугой, Ахматова заметила своим грудным, гипнотически значительным и внятным голосом: «Такая же погода была, помнится, в мае 1916 года» – и принялась читать свое написанное почти полвека тому назад стихотворение «Майский снег»:
 Прозрачная ложится пелена
На свежий дерн и незаметно тает…
Какой же любитель русской поэзии не знал этих томительных стихов, кончавшихся строками:
Во мне печаль, которой царь Давид
По-царски одарил тысячелетья. "  

   И вот, прошло 46 лет и снова под комаровскими соснами звучит эта чудная музыка,  снова молодые музыканты играют «Четвёртый струнный квартет» Шостаковича. Теперь для нас. И для Анны Андреевны.
   И мы услышали её голос – это Павел Крючков привёз записи голосов поэтов «Серебряного века» и сделал нам такой подарок. И Александр Жуков спел песни на их стихи.И  Анатолий Найман рассказал нам, как дорого ему творчество Анны Андреевны, как много в его литературной биографии связано с ней.
     И всё было красиво и достойно великой Ахматовой. Только ещё хотелось мне, чтобы на сцену вышла девочка-старшеклассница или паренёк какой питерский и зазвучал бы молодой голос, и стихи Анны Андреевны летели бы с этого молодого голоса к соснам, к вершинам, к небу, прямо к ней…
           … И чудилось: рядом шагают века,
                И в бубен незримая била рука,
                И звуки, как тайные знаки,
                Пред нами кружились во мраке.
               
                Мы были с тобою в таинственной мгле,
                Как будто бы шли по ничейной земле,
Но месяц алмазной фелукой
Вдруг всплыл над встречей –разлукой…
    
И если вернётся та ночь и к тебе
В твоей для меня непонятной судьбе,
Ты знай, что приснилась кому-то

 Священная эта минута.  


         Закончился праздник в Комарово, длинные тени от сосен легли на траву возле «Будки». Вечер потихоньку превращался в ночь, в светлую-светлую, белую июньскую ночь.
                                                                                            Ирина Алексеева 
 



 


Поиск по сайту